Сергей Рубцов о современном медиапространстве

Первый заместитель генерального директора Медиагруппы «Прима», признанный эксперт в области коммуникаций Сергей Рубцов поделился мнением о перспективах телевидения, региональных СМИ, блогерах и интернет-пространстве в целом.

[Сергей Григорьевич был выбран VIP-диктатором Тотального диктанта для площадки № 6 в Красноярске (СибГУ им. М.Ф. Решетнёва)]

В настоящее время все больше людей уходит в интернет-пространство, есть ли у телевидения шанс выжить?

— Если говорить о телевидении, как о СМИ, то есть такой термин — «постарение аудитории», у телевидения аудитория, конечно же, постарела. Она изначально была приучена к телевизору и с ним двигается дальше. Молодое же поколение на смену не приходит, как бы телеканалы ни старались. Некоторым, конечно, особенно развлекательным, отчасти это удается. Если мы посмотрим на такие продукты, как Comedy Club, МузТВ — они так или иначе свою аудиторию собирают и на телевидении, и в сети.

Единственное — аудитория не смотрит их контент единым потоком. Мои родители, например, более 20 лет назад, когда было доступно всего 2 канала, всегда держали возле телевизора печатную программу передач и карандашом обводили определенное время, когда какую-либо программу нужно было не пропустить, т.к. другой возможности посмотреть ее больше не было. Сейчас такой необходимости, конечно, нет: то, что ты не посмотрел по телевизору, всегда можно найти в интернете и в любое удобное время посмотреть.

Но! Почему телевидение еще живет, собственно говоря. Во-первых, есть аудитория, которая привыкла его смотреть. Во-вторых, человек по своей природе очень ленив. Если молодежь еще более-менее активна, то среднему поколению просто лень составлять собственный плейлист или искать в интернете вещи, которые они хотят посмотреть. Им проще посмотреть подготовленный поток контента, который канал сформировал и запустил в эфир. Они знают, что, например, включив канал в 19:00, они увидят новости, которые им представят картину дня. После этого они могут посмотреть сериал или художественный фильм. Их такая модель устраивает, а из интернета они только что-либо добирают.

Вообще сейчас существует такой термин — «досмотр», т.е. большая часть аудитории информацию получает из телевизора, что-то может ее заинтересовать и для более глубокого понимания новости она переходит в интернет и «дочитывает».

— Что Вы можете сказать о современном интернет-пространстве?

— В интернете уже появились ведущие герои, которых никогда не знала аудитория телевидения и до сих пор не знает. Назвать, например, Дудя, который появился внезапно и стал модным, — его канал «выстрелил». «Выстрелил» за счет чего: появилась нестандартная манера интервью с провокационными вопросами, которые на телевидении вряд ли прозвучат в силу разных причин, законодательных в том числе. В интернете в этом плане проще. Появился формат интервью не меньше 40 минут. Телевизор сейчас, в силу дороговизны времени, не может позволить себе такие форматы, их просто не будут смотреть.

Иногда я сам очень сильно удивляюсь, когда мне показывают некоторых блогеров. Я недавно узнал о Николае Соболеве, мне показали его. Узнал, к сожалению, в весьма неприятной истории, связанной с кемеровской трагедией. Когда случилась трагедия, все топ-блогеры поспешили распространить в том числе и фейковую информацию о 400 погибших и т.д. Это как никогда показало, что в настоящий момент каждый сам себе СМИ, т.е. даже если у вас 3-4 тысячи подписчиков в какой-либо социальной сети, то вы уже отчасти являетесь источником информации для своей аудитории. Когда блогер имеет большую аудиторию, как, например, Николай (4,3 млн. подписчиков на ютубе), возникает вопрос ответственности за информацию, которую он преподносит.

В этом случае как раз показателен пример того, что средства массовой информации, которые работают профессионально с информацией, такие моменты без фактчекинга не допускают. Принцип «фактчекинга», т.е. проверки информации — это золотое правило, которое и блогерам стоит обязательно использовать. После ситуации с Кемерово блогеры стали извиняться, на мой взгляд, это должно сильно отразиться на доверии к их каналам. Поэтому в случае трагических происшествий СМИ доверять нужно больше, потому что они, по крайней мере, работают с информацией профессионально.

Телевизор в любом случае остается, но если брать с точки зрения рекламной составляющей, то, конечно, интернет позволяет таргетировать рекламу очень четко, исходя из тех задач, которые есть. На сегодняшний день телевидение остается пока еще самым хорошим каналом для большого охвата. Если вам нужно охватить большой объем аудитории, просто заявить о себе — с телевизором пока не сравнится никто. Потому что у нас есть еще большая часть поколения, которая вообще никак не связана с интернетом, есть отдаленные участки, где скорость интернета может быть недостаточной и люди просто не потребляют контент. Хотя, по данным за 2017 год, рынок интернет-рекламы сравнялся с рынком телевизионной рекламы в России, а это очень большие деньги.

— Вы затронули тему ютуба. А у «Примы» есть канал?

— Да, у нас есть канал «Прима», но там нет отдельного продукта, который очень хотелось бы делать отдельно для аудитории ютуба. Пока мы выкладываем только то, что выходит в телевизионном эфире. Я уже упоминал, что телевизионное время ограничено, дорогое и поэтому иногда на ютуб-канале мы выкладываем полные версии интервью или материалов, которые в телевизоре более сжаты.

— Как на данный момент обстоит ситуация с региональными СМИ?

— Что касается современных региональных СМИ, то, безусловно, Красноярск всегда был и остается одним из лидеров региональной прессы в России. В первую очередь, по количеству изданий: все ведущие телеканалы сохраняют свои позиции и уходят в интернет — это «Прима», ГородПрима, tvk6.ru и пр. В интернет все уходят, но никто не знает до конца, как монетизировать и перевести всю аудиторию в интернет. Поэтому телевидение, как СМИ, будет существовать еще долго.

 

Жулдыбин Егор, студент 3 курса ИСИ СибГУ